Бурятские мотивы в песках Занзибара

0 3

Художница из Бурятии устроила перформанс на африканском пляже.

Бурятские мотивы в песках Занзибара

30-летняя Гэрэлма Жамсуева может похвастаться тремя высшими образованиями. Инженерное она применила в работе в управляющей компании, педагогическое – в преподавании в Московском авиационном институте, а экономическое помогало ей при ведении бизнеса. Однако все это время Гэрэлма чувствовала, что нужно развивать творческий потенциал, поэтому в ее жизни появились художественные проекты. О своем пути к гармонии она рассказала нашему корреспонденту. 

Бурятские мотивы в песках Занзибара

«Художник – тот, кто рисует»

Бурятские мотивы в песках Занзибара

Однажды моя подруга детства рассказала, что впервые увидела меня, сконцентрированную на рисовании, когда мы были еще крошками. Она помнила в деталях, как  волосы свисали над листком бумаги и весь мой взор был сфокусирован на пучке весенней вербы. Она с таким упоением поделилась этим и сказала, что ей приятно видеть мои нынешние работы, потому что ее первое впечатление обо мне связано именно с этой картиной. 

Хронологию и время моего творчества придется собирать по кусочкам и лоскуткам, ведь я никогда не посвящала живописи свою жизнь, она сама всегда сопровождала меня на этом пути. Поэтому я занимаюсь ею с детства, как взяла в руки кисть.

Я очень любила рисовать. В старших классах и университете занялась стразированием картин, а позже снова вернулась к живописи. Я мечтала заниматься искусством и до сих пор мечтаю, представляю в голове, как это приносит мне постоянный доход. Приятно, когда твой труд ценят. Когда незнакомому человеку нравится твое искусство, это сильно заряжает изнутри. Вы будто на долю секунды оказались в одной Вселенной на двоих. 

Бурятские мотивы в песках Занзибара

Я обучалась всем премудростям живописи самостоятельно. Конечно, замечательно иметь академическое образование, но если его нет, то это не беда. Я убеждена в том, что художник – тот, кто рисует. Художественное образование дает базу и способность переносить видимые предметы на холст максимально реалистично. Что же касается экспрессии, ощущений, то здесь нужно вдохновение, чувственность, может быть, что-то глубоко личное, пережитое. 

Хорошо помню чувство, когда работа удалась и я была полностью в ней уверена. Это была картина молодой девушки в бурятском национальном костюме. В ней я увидела мою маму в юности – как она сидит на траве у подножия Тункинских гор. Мы ведь не знаем, какими были наши родители в молодости, как они себя вели, о чем думали, но здесь я будто познакомилась с ней вновь. Я сразу же отправила фото маме, и ей картина очень понравилась. Мне было приятно, потому что мама – жесткий критик, а тут я смогла дотронуться до ее души, напомнить ей о малой родине, вызвать приятные эмоции и улыбку. А это самое главное для меня как для художника.

«Поддержание традиций зависит только от нас самих»

Бурятские мотивы в песках Занзибара

Искусство порождает искусство. Меня вдохновляют работы современных художников, начиная от абстракционизма и заканчивая наивным искусством. Даже самая мелкая деталь может посеять во мне какие-то видения, идеи. Одинокий мазок кистью на холсте автора, еле заметный переход, след от пальцев, что угодно. Я обожаю посещать музеи и выставки, это меня питает изнутри. Также нахожу вдохновение в интернете – в моей галерее есть много скриншотов работ разных художников. Еще люблю смотреть на наших бурятских танцоров. У театра «Байкал» профессиональный художник по костюмам. Как-то после концерта я передала руководителю театра свою картину, он искренне поблагодарил меня за такой презент, а мне было приятно вручить мою работу людям, которые меня воодушевляют. 

Бурятские мотивы в песках Занзибара

Я рисую этнические мотивы, мне это нравится. Отличает меня от всех других художников во всем мире то, что я могу чувствовать эту самобытность, уникальность, этническую принадлежность. У бурят, как и у других народностей, очень много неповторимых вещей, но сейчас мы забываем об этом, и уже не редкость, когда человек не помнит традиции и не знает своего языка. Я считаю, что это большая проблема, поэтому хочу принять участие в сохранении памяти нашего народа. Культура и искусство – важные элементы в развитии республики. Мне искренне приятно давать интервью газете «Традиция» – у вас много полезных советов в области народной медицины, традиционных местных праздников, что способствует сохранению и поддержанию местной культуры. Традиции – это то, что нужно помнить и чтить, их поддержание зависит только от нас самих.

Бурятские мотивы в песках Занзибара

Все мои работы любимые. Не понимаю художников, которые не любят свои работы. Я вкладываю в них душу, свое сердце, частичку себя. Хочу, чтобы у людей возникали эмоции, мысли и образы, это развивает воображение и активизирует умственные способности. 

У меня много проектов в голове, и, чтобы все это воплотить, нужно время. Если я рисую картину, стараюсь закончить ее в ближайшие сроки, потому что если отложу работу, то позже будет сложно к ней вернуться.

Бывают ситуации, когда работа не получается. Меня заносит, и все краски превращаются в одно большое темное размазанное пятно. Обычно такая работа идет в утиль. Однажды я выкинула картину в окно и позже спускалась за ней. Благо она никому не упала на голову. 

«Мы все провожали африканское солнце»

Бурятские мотивы в песках Занзибара

Я проводила свою выставку в Африке в рамках проекта «ART. Бурятия». Изначально она планировалась в другой стране, но из-за условий пандемии планы поменялись. Границы Танзании на тот момент были открыты, поэтому мы нашли контакты директора арт-центра Занзибара, договорились и начали подготовку. Выставка стала первой в своем роде. 

Признаюсь, не все шло гладко, как может показаться. В ходе работы произошли изменения, например, вторая часть выставки должна была проходить в Старом Форте, где есть специальная площадка для мероприятий. Нас утвердили, но в самый последний момент отказали в размещении. Русскоязычный гид долго не выходил на связь, усугубило ситуацию то, что я отравилась местной кухней. Мне нужно было отправить материал, и в таком состоянии я пошла на встречу с видеооператором, который пришел только через три часа от назначенного времени. Ко всему прочему мои работы оказались закрыты на складе. 

Эмоционально и физически мне было тяжело – я сидела на пляже с оставшимися картинами, не понимая, что вообще делать, а в один момент не сдержалась и заплакала. В этот момент вокруг меня начала собираться толпа танзанийских мальчиков и девочек, каждый хотел меня успокоить, вызвать улыбку на моем лице. Эта поддержка дала мне силы, я взяла себя в руки и решила устроить перформанс – разместить картины прямо на пляже. Как раз в это время подъехал мой гид. Местные жители начали помогать мне раскладывать картины, аккуратно закапывая их в песок. Одновременно с этим начали подходить иностранцы, толпа стала расти, они снимали мои работы на камеру. Были и россияне, а одна девушка даже узнала бурятские мотивы. Как оказалось, она путешествовала по Бурятии и не понаслышке знает о бурятских традициях. 

Мы все провожали африканское солнце на берегу Индийского океана, мои картины стали частью пейзажа: солнце касалось горизонта, а краски моих работ сменили гамму. Было безумно красиво. Вот это, наверное, самый запоминающийся момент. Произошло единение, когда вокруг меня было так много людей из разных стран, представители совершенно разных культур – они смотрели на наши бурятские мотивы в песках Занзибара, и в этот момент всех объединяло что-то невероятное.

Бурятские мотивы в песках Занзибара

Я хотела бы поделиться бурятской культурой со всем миром. У меня много амбициозных мечт и планов, однако как сложится жизнь, никто не знает. А я фаталист, если мне предначертано что-то осуществить – значит, это будет.

Считаю, что я действовала в меру своих возможностей. То, что происходило со мной в прошлом, всегда было лучшим вариантом событий на тот момент. «Если бы у меня было восемь часов на то, чтобы срубить дерево, я потратил бы шесть часов на то, чтобы наточить топор» – не помню, кто это сказал, но я считаю, что прошлое – это качественная заточка моего топора. Нельзя начать жизнь сначала, но ее можно продолжить по-другому. Я занимаюсь живописью сейчас, и сейчас – лучшее время для этого. 

Марина Эрмиль

Фото предоставлены героиней публикации

Полное или частичное копирование разрешено только с письменного согласия главного редактора Ариг Ус online

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.