Под пули за 20 тысяч: как в России охраняют заповедники

0 6
  • Обидная «награда»
  • Охота на инспектора
  • Прощай, оружие
  • Неестественный отбор
  • Погоня на сломанной технике
  • Подготовка в стратегии
  • Уходят в ОМОН

Под пули за 20 тысяч: как в России охраняют заповедники

Ежегодно в России судят от 500 до 1000 браконьеров. Не только за незаконную охоту, но и за нападения на инспекторов природоохраны, в том числе — убийства. В заповедниках говорят, что из-за сложностей с применением оружия и зарплаты в 20 тысяч рублей люди уходят в другие профессии.

Обидная «награда»

В Бурятии СК разбирает громкое уголовное дело. Сергея Красикова, инспектора Байкальского биосферного заповедника, заподозрили в том, что он избил браконьера и при задержании стрелял по автомобилю без предупреждения. Сам Красиков уверен, что действовал в рамках закона. Тем более что нарушители сопротивлялись и наехали на него машиной. У инспектора перелом руки и черепно-мозговая травма. Уголовное дело против него обернулось скандалом, обнажив ряд проблем в сфере природоохраны.

"Обидно, что меня так "наградили" за работу. Если делу дадут ход, отец и брат вряд ли останутся в этой системе, — комментирует ситуацию Красиков. — Потеряют былой настрой и другие коллеги. Зарплата маленькая: к примеру, моя — 23 тысячи рублей. Так еще и защиты никакой. Самое страшное, что чаще всего браконьеры охотятся в пьяном виде. Что взбредет в голову такому человеку с ружьем наперевес?"

Охота на инспектора

Не считая уголовного дела, Красиков, можно сказать, отделался испугом: инспекторы регулярно погибают от рук браконьеров.

Под пули за 20 тысяч: как в России охраняют заповедники

Только за последние пару лет в заповедниках убили нескольких сотрудников. Например, в мае 2019-го с огнестрельными ранениями нашли 55-летнего Владимира Акимова из Собинского охотхозяйства Владимирской области. Услышал в лесу выстрелы — поехал на проверку и не вернулся. По подозрению в убийстве задержали 22-летнего жителя Гусь-Хрустального района. По версии следствия, вместе с отчимом он занимался незаконной охотой в состоянии алкогольного опьянения. Акимов застал их за браконьерством, и парень выстрелил в него крупной картечью. После убийства преступники скрылись на его служебной машине.

В Таборинском районе Свердловской области в ноябре 2019-го браконьер расправился сразу с двумя инспекторами. Обнаружили его в охотничьем домике в лесу. Одного преступник пристрелил, второго ударил топором по голове и несколько раз пырнул ножом.

В начале марта 2021-го в Гулькевичском районе Кубани задержали человека, подозреваемого в убийстве госинспектора. По данным СУ СКР по Краснодарскому краю, это 54-летний местный житель, которого уже привлекали к уголовной ответственности. По версии следствия, егерь остановил его и попросил положить на землю оружие. Мужчина застрелил сотрудника природоохраны, забрал его ружье и скрылся.

Прощай, оружие

Закон дает госинспекторам заповедников право на досмотр и задержание нарушителей, а также применение против них оружия и спецсредств. Кроме того, права егерей защищает статья о нападении на государственных служащих.

Под пули за 20 тысяч: как в России охраняют заповедники

На практике же специалисты, с одной стороны, боятся давать отпор браконьерам, с другой — не всегда есть чем. Например, сейчас в Мордовском заповеднике сотрудники ходят безоружными: не успели пройти обучение из-за высокой загруженности. С нарушителями, которых тут, впрочем, почти не осталось, борются уговорами.

"С 2019 года егеря должны ежегодно обучаться правилам владения оружием. Длится курс два месяца, — поясняет директор Мордовского госзаповедника Александр Ручин. — У меня людей и так не хватает. Отпустить человека на несколько недель сложно. Есть и другая проблема: оружие нужно сдавать в конце каждой смены. Как это делать тем, кто на кордонах работает, куда, кроме как на вертолете, не попасть?"

Неестественный отбор

Территория, за которой должны следить инспекторы, — огромная. По данным Минприроды, сегодня в России 13 тысяч особо охраняемых природных зон (ООПТ) — это десятки заповедников, национальных парков и природных заказников.

Контролеров мало. С 2010 года количество государственных инспекторов и егерей сократилось в десять раз. Летом 2020-го работало почти 4,3 тысячи сотрудников. Сейчас — еще меньше.

"Фактическая их численность на ООПТ составляет 3727 человек, — рассказали РИА Новости в пресс-службе Минприроды. — Укомплектованность по всем учреждениям — 83,2 процента".

Специалисты увольняются из-за низких зарплат: например, в Мордовском заповеднике они получают максимум 23 тысячи рублей.

Под пули за 20 тысяч: как в России охраняют заповедники

«Такая ситуация почти по всей стране», — говорит Александр Ручин.

Впрочем, по словам директора Кроноцкого биосферного заповедника (Камчатка) Петра Шпиленка, большинство работает не за деньги: они энтузиасты и ценители природы.

"Но это не повод для эксплуатации, нельзя бесконечно выезжать на патриотизме людей. Просто стыдно говорить, сколько у меня работники получают за то, что месяцами в холоде, на ветру и под дождем живут в палатках. Рискуют собой, а у них даже социальных гарантий нет. Ни санаториев, ни ранней пенсии, ни страховки, ни обеспечения жильем — ничего из того, что положено, например, тем же полицейским. В итоге ценные кадры уходят", — признается Шпиленок.

В Минприроды подтверждают: кадровый дефицит государственных инспекторов связан с низкой оплатой труда.

Погоня на сломанной технике

Руководители заповедников говорят, что выделяемых денег не хватает даже на базовые нужды — обеспечение сотрудников униформой, техникой и оружием.

«Один комплект одежды стоит 14 тысяч, — объясняет Александр Ручин. — Даже на это не всегда есть средства. А еще техника ломается постоянно — еще 15 процентов бюджета».

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.